Don-stroitel.ru

Все о ремонте
6 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Поезд под откос во время войны

«Рельсовая война» и другие способы борьбы советских партизан

Партизанское движение не раз доказывало свою эффективность во время войн. Немцы боялись советских партизанов. «Народные мстители» разрушали коммуникации, взрывали мосты, брали «языков» и даже сами делали оружие.

Партизан – слово, пришедшее в русский из итальянского языка, в котором слово partigiano обозначает участника нерегулярного военного отряда, пользующегося поддержкой населения и политиков. Партизаны борются с помощью специфических средств: войны в тылу противника, саботажа или диверсий. Отличительной чертой партизанской тактики является скрытое передвижение по территории противника и хорошее знание особенностей местности. В России и СССР такая тактика практикуется испокон веков. Достаточно вспомнить войну 1812 года.

В 30-е годы в СССР слово «партизан» приобрело положительную коннотацию – так называли только партизан, выступающих за Красную Армию. С тех пор в России это слово исключительно позитивное и почти не употребляется в отношении вражеских партизанских группировок – их именуют террористами или незаконными военными формированиями.

Советские партизаны во время Великой Отечественной были управляемы органами власти и выполняли схожие с армией задачи. Но если армия воевала на фронте, то партизаны должны были разрушать вражеские пути сообщения и средства коммуникаций.

За годы войны в оккупированных землях СССР работало 6200 партизанских отрядов, в которых принимало участие примерно миллион человек. Ими управлял Центральный штаб партизанского движения, разрабатывая разрозненным партизанским объединениям согласованную тактику и направляя к общим целям.

В 1942 году Маршал СССР Климент Ворошилов был назначен на должность Главнокомандующего партизанским движением, и им было предложено создать партизанскую армию в тылу у врага – немецких войск. Несмотря на то, что о партизанах часто думают как о беспорядочно организованных отрядах местного населения, «народные мстители» вели себя в соответствии с правилами строгой военной дисциплины и принимали присягу как настоящие солдаты – иначе им было не выжить в жестоких условиях войны.

Хуже всего советским партизанам, вынужденно скрывавшимся в лесах и горах, приходилось зимой. С проблемой холода до этого ни одно партизанское движение в мире не сталкивалось – помимо трудностей выживания добавлялась проблема маскировки. На снегу партизаны оставляли следы, а растительность больше не скрывала их убежища. Зимние жилища часто вредили мобильности партизан: в Крыму они строили в основном наземные жилища наподобие вигвамов. В других же районах преобладали землянки.

Многие партизанские штабы имели радиостанцию, с помощью которой связывался с Москвой и передавал новости местному населению на оккупированных территориях. С помощью радио командование приказывало партизанам, а те, в свою очередь, координировали авиаудары и давали сведения разведки.

Среди партизан были и женщины – если для немцев, мысливших женщину только на кухне, это было неприемлемо, то Советы всячески агитировали слабый пол к участию в партизанской войне. Женщины-разведчики не попадали под подозрение врагов, женщины-врачи и радисты помогали при диверсиях, а некоторые отважные женщины даже участвовали в боевых действиях. Известно и о офицерских привилегиях – если в отряде была женщина, она часто становилась «походной женой» командиров. Иногда все происходило наоборот и жены вместо мужей командовали и вмешивались в военные вопросы – такой беспорядок высшие органы пытались пресекать.

Основой тактики «длинной руки» (так советское руководство называло партизан) было осуществление разведки и диверсий – они уничтожали железные дороги, по которым немцы доставляли эшелоны с вооружением и продуктами, ломали высоковольтные линии, отравляли в тылу врага водопроводы или колодцы.

Благодаря этим действиям удавалось дезорганизовать тыл противника и деморализовать его. Большим преимуществом партизан было также то, что все перечисленное не требовало больших человеческих ресурсов: реализовать подрывные планы порой мог даже небольшой отряд а иногда – один человек. Когда Красная Армия наступала, партизаны ударяли с тыла, прорывая оборону, неожиданно срывали вражескую перегруппировку или отступление. До этого силы партизанских отрядов скрывались в лесах, горах и болотах — в степных районах деятельность партизан была малоэффективной.

Особенно успешной партизанская война была в Белоруссии – леса и болота скрывали «второй фронт» и способствовали их успехам. Потому до сих пор в Белоруссии помнят подвиги партизан: стоит вспомнить хотя бы название одноименного минского футбольного клуба. С помощью пропаганды на оккупированных территориях «народные мстители» могли проводить пополнения боевых рядов. Однако партизанские отряды набирались неравномерно – часть населения на оккупированных территориях держала нос по ветру и выжидала, другие же люди, знакомые с террором немецких оккупантов, охотнее шли в партизаны

«Второй фронт», как называли партизан немецкие захватчики, сыграл огромную роль в уничтожении врага. В Белоруссии в 1943 году было постановление «О разрушении железнодорожных коммуникаций противника методом рельсовой войны» — партизаны должны были вести так называемую рельсовую войну, подрывая поезда, мосты и всячески портя вражеские пути.

В ходе операций «Рельсовая война» и «Концерт» в Белоруссии было на 15-30 дней остановлено движение поездов, а также уничтожались армия и техника неприятеля. Подрывая вражеские составы даже в условиях нехватки взрывчатки, партизаны уничтожили более 70 мостов и убили 30 тысяч немецких бойцов. Только в первую ночь операции «Рельсовая война» было разрушено 42 тысячи рельсов. Считается, что за все время войны партизаны уничтожили около 18 тысяч составов противника, что является поистине колоссальной цифрой.

Во многом эти достижения стали реальностью благодаря изобретению партизанского умельца Т.Е. Шавгулидзе – в походных условиях он соорудил особый клин, пускающий поезда под откос: состав наезжал на клин, который за несколько минут крепился к путям, затем колесо переставлялось с внутренней на наружную сторону рельса, и поезд полностью разрушался, чего не происходило даже после взрывов мин.

Читайте так же:
Чем отличается пенополиуретан от пенополистирола

Бригады партизан в основном были вооружены легкими автоматами, пулеметами и карабинами. Впрочем, были отряды и с минометами или артиллерией. Партизаны вооружались Советами и зачастую трофейным оружием, однако этого в условиях войны в тылу врага было недостаточно.

Партизанами было развернуто масштабное производство кустарного оружия и даже танков. Местные рабочие создавали особые тайные мастерские – с примитивным оборудованием и малым набором инструментов, однако, инженерам и техникам-любителям удавалось создавать отличные образцы деталей к оружию из металлолома и подручных деталей.

Помимо ремонта партизаны занимались и конструкторской работой: «Большое количество самодельных мин, автоматов и гранат партизан имеют оригинальное решение как всей конструкции в целом, так и ее отдельных узлов. Не ограничиваясь изобретательством «местного» характера, партизаны отправляли на Большую землю большое количество изобретений и рационализаторских предложений».

Самым популярным кустарным оружием были самодельные пистолеты-пулеметы ППШ – первый из них был сделан в бригаде партизан «Разгром» под Минском в 1942 году. Также партизаны изготавливали «сюрпризы» со взрывчаткой и неожиданные разновидности мин с особым детонатором, секрет которого знали только свои. «Народные мстители» с легкостью ремонтировали даже подорванные немецкие танки и даже организовывали из починенных минометов артиллерийские дивизионы. Партизанские делали инженеры даже гранатометы.

Операция «Рельсовая война»: сколько гитлеровских эшелонов не доехало до Курска?

В ночь на 3 августа 1943 года 167 партизанских отрядов Белоруссии, Калининской, Ленинградской, Смоленской и Орловской областей, а также часть украинских партизан одновременно начали операцию «Рельсовая война». «Ночь длинных ножей», которую гитлеровцы провели 30 июня 1934 года, по сравнению с ночью на 3 августа 1943 года показалась им самым настоящим светопреставлением. Только за первые часы операции было взорвано как минимум 42 тысячи рельсов. История еще не знала подобных масштабов — диверсии были проведены по фронту на 1000 км и от линии фронта до западной границы СССР (глубина до 750 км).

О необходимости подобной операции в Ставке Верховного главнокомандования задумались еще в начале лета 1943 года, когда вовсю шла подготовка к Курской битве. Именно тогда проводилась так называемая концентрация сил и средств, и было очень важно лишить гитлеровцев беспрепятственного подвоза живой силы, техники и боеприпасов. Но с другой стороны — широкомасштабная война на железной дороге не могла быть проведена без тщательной подготовки и обеспечения партизанских отрядов всем необходимым для подрыва рельсов и уничтожения эшелонов.

Запасы взывчатки собрали огромные…

Захватчики не могли себя чувствовать спокойно. Их взрывали эшелонами. В июне-июле советская авиация дальнего действия работала с полной выкладкой. Только в июне 1943 года на партизанские базы заброшено 150 тонн толовых шашек специального профиля, 156 тысяч метров огнепроводного шнура, 28 тысяч метров пенькового фитиля, 595 тысяч капсюлей-детонаторов, а также оружие и боеприпасы. Партизанские отряды только за два летних месяца 1943 года получили 67 тонн тола и других взрывчатых веществ, к ним были посланы инструкторы-подрывники. Активно велась разведка железнодорожных коммуникаций.

Операция была разработана Центральным штабом партизанского движения очень тщательно. Каждый отряд получил конкретную цель, причем в приказе были определены все мельчайшие детали. Все было расписано до минуты, каждая группа четко знала и свою цель, и способ ее достижения. Впрочем, мало кто знает, что планом операции предусматривалась и своеобразная репетиция — орловские партизаны начали массовый подрыв рельсов еще раньше — 22 июля.

Знали ли гитлеровцы о том, что их ожидает? Как минимум догадывались. А потому многие участки железной дороги они подготовили соответствующим образом. Чтобы избежать нападения, гитлеровцы, используя труд заключенных концлагерей, вырубили лес по обеим сторонам дороги, опутали колючей проволокой подходы, вдоль полотна соорудили блиндажи с пулеметами. Караульная служба специально подготовленных охранных дивизий была организована круглосуточно, в некоторых местах установили мощные прожекторы, а там где их не было, согласно инструкции, чуть ли не ежеминутно запускали в небо осветительные ракеты. На подходах к полотну установили устрашающие плакаты: «Кто приблизится к железной дороге ближе ста метров, будут немедленно расстреляны!». Мосты и узловые пункты охранялись усиленными патрулями.

Можно ли было в таких, мягко говоря, неблагоприятных для партизан условиях провести операцию успешно? Без соответствующей подготовки очень сложно. Опытные инструкторы обращали внимание партизан на любую мелочь, ведь в реальном бою судьбу может решить даже незначительная ошибка. Помимо своих подопечных непосредственно в партизанских отрядах на Украине часто бывал и легендарный советский подрывник Илья Старинов. Он разрабатывал хитроумные способы для того, чтобы каждый фугас принес как можно больше вреда гитлеровцам.

Рассказывают, что Илья Григорьевич требовал не просто подрыва рельсов, а уничтожения при этом и железнодорожного состава. Это требовало повышенного риска, ибо нередко бывали случаи, когда перед особо ценным эшелоном фашисты пускали дрезины. И тем не менее партизаны находили выход из положения.

Фашисты вздрогнули от фейерверка

Этот эшелон до Курска так и не доехал. …В ночь на 3 августа 1943 года почти одновременно бабахнули взрывы на многих участках. Гитлеровцы, как ни готовились к отражению партизанских диверсий, оказались ошеломлены. Им показалось, что «советы» сбросили с самолетов несколько десантных дивизий, ибо в голове не укладывалось, как могли по сути гражданские люди (немцы были прекрасно осведомлены, что в партизанских отрядах кадровых военных было не так много) устроить такой фейерверк одновременно на такой огромной территории. В некоторых местах захватчики были так ошарашены, что приступили к ремонту железнодорожного полотна на третьи сутки!

Во многих отрядах были построены небольшие макеты рельсов, на которых партизаны учились подрывному делу. Этой работой руководили опытные подрывники. Затем практическое ночное занятие прошло на недействующей железной дороге Идрица-Полоцк, пролегавшей через партизанскую зону. Одновременно с этим была проведена разведка путей подхода к действующим магистралям и система охраны полотна.

Читайте так же:
Как утеплить потолок на лоджии пеноплексом

Центральный штаб партизанского движения доложил в Ставку: на 13 августа 1943 года партизанские отряды уже взорвали: в Белорусской ССР — 75227; в Смоленской области — 8277; в Орловской области — 7935; в Калининской области — 7224; в Украинской ССР — 7000; в Ленинградской области — 3271; а всего 108936 рельсов, что составляло 743,3 километра железнодорожного пути в одну колею. По плану же только за весь август предусматривалось взорвать 230000 рельсов, что составляло 1330 километров железнодорожного пути в одну колею. Забегаю вперед скажу, что этот план практически был выполнен.

В сентябре гитлеровцы слушали «Концерт»

Бои завязывались и у вагоновК 15 сентября число взорванных рельсов достигло 214705. Во второй половине сентября, когда советские войска подходили к Днепру, по приказу центрального штаба партизанского движения началась вторая операция под условным наименованием «Концерт». Она преследовала те же цели. Общее количество участников операции составляло около 120 тысяч партизан и большое число местных жителей. До конца 1943 г. гремели взрывы на железных дорогах в немецком тылу, еще 148557 рельсов взлетело в воздух. А всего за август-декабрь 1943 года партизаны вывели из строя 363 262 рельса, что составляло в пересчете 2270 км одноколейного железнодорожного пути.

Только белорусские партизаны за время операции подорвали 836 эшелонов и вывели из строя 6343 вагона и платформы. Бойцы украинских партизанских формирований в результате широкого применения мин замедленного действия во второй половине 1943 г. осуществили подрыв 3188 эшелонов — в 1,5 раза больше, чем за два предыдущих года войны. Особенно отличились партизаны соединения, которым командовал : до конца года они организовали более 440 крушений вражеских поездов. За совершенные подвиги, нанесение врагу огромного ущерба 14 бойцам этого соединения было присвоено звание Героя Советского союза.

Остается добавить, что транспортный поток гитлеровцев сократился на разных участках фронта от 30 до 40 процентов. Если в августе 1943 г. в расположении группы армий «Центр» проследовало 2159 поездов, то в сентябре в результате партизанских диверсий на железных дорогах число поездов снизилось до 1552, а в октябре уменьшилось еще на 200 единиц…

Вот так, без всякого преувеличения, под ногами захватчиков горела земля. Те эшелоны, которые не доехали до фронта, не позволили фашистам использовать все свои резервы. Это означало начало конца — наступательный порыв советской армии было уже не остановить…

«Положение очень напряженное! Действия партизан невыносимо увеличиваются»

«Положение очень напряженное! Действия партизан невыносимо увеличиваются»

Немецкий паровоз и вагоны, подорванные советскими партизанами на территории Литвы. 1943 г.

1943 год вошёл в историю Великой Отечественной войны не только победами под Сталинградом и Курском, но и как год массированных ударов советских партизан по тыловой инфраструктуре вермахта. Партизанские отряды активно проводили крупные операции на вражеских коммуникациях – «Рельсовая война» и «Концерт».

«Концерт» – это кодовое название операции, которую партизаны провели с 19 сентября по конец октября 1943 года, продолжение операции «Рельсовая война».

«Рельсовая война»

Во время подготовки к решающему летнему сражению 1943 года с целью разгрома наступающих сил немецкой армии, перехвата стратегической инициативы и перехода Красной Армии в контрнаступление, многочисленные партизанские отряды должны были отвлечь на себя часть сил и резервов противника в тылу, нарушить вражеские коммуникации, возможности по переброске войск и военных грузов. Центральный штаб партизанского движения под руководством Пантелеймона Пономаренко привлёк к операции более 160 бригад и отрядов в Ленинградской области, Белоруссии, Украине, Смоленщине, Орловщине и т.д.

В июле 1943 года советская Ставка отдала приказ о проведении операции.

Каждый партизанский отряд получил свою задачу. Партизанские формирования усилили специалистами-подрывниками, направили взрывчатку, соответствующее оборудование. Также партизаны получили дополнительное оружие и боеприпасы.

Операция началась 3 августа 1943 года, и в ней участвовало около 100 тыс. бойцов.

Партизанские бригады и отряды действовали в тылу групп армий «Север», «Центр» и «Юг» (в глубину до 750 километров). Только в первую ночь советские партизаны взорвали 43 тыс. рельсов.


Построение партизан 3-го батальона 2-й Клетнянской партизанской бригады перед рейдом в тыл врага. 1943 г.

Построение партизанского отряда перед рейдом в тыл врага на Брянщине

Операция продолжалась до середины сентября 1943 года.

Партизаны взорвали более 200 тыс. рельсов, уничтожили большое количество эшелонов (только партизаны Белоруссии – свыше 800), взрывали мосты и другие сооружения.

Особенно большие разрушения были произведены на железных дорогах Белоруссии. К осени оперативные перевозки фашистов сократились на 40 %. На некоторых дорогах движение было остановлено от 3–15 суток до месяца (август). Немецкому командованию пришлось усиливать охрану коммуникаций, привлекать для ремонта железных дорог дополнительные паровозы и вагоны (подвоз рельсов и прочих материалов), перебрасывать матчасть из Польши и Германии. Местами двухпутные пути переделывали в однопутные, разбирали отдельные участки и пр.

Таким образом, возможности маневра и снабжение вермахта ухудшилось.


Советский партизан подрывает участок железной дороги. Кадр кинохроники. Предположительно, 1943 г.

Советские партизаны минируют дорогу в Ленинградской области. 1943 г.

Подготовка новой операции

Советское командование оценило результат «Рельсовой войны» положительно.

Было решено продолжить в том же духе. В это время Красная Армия освобождала Орловскую, Смоленскую области, Левобережную Украину, начала битву за Днепр. Необходимо было ударить по противнику с тыла, чтобы облегчить наступление советских армий.

Читайте так же:
Подводка воды к дому от центрального водоснабжения

Пономаренко в начале сентября 1943 года утвердил план операции «Концерт».

Целью были железнодорожные пути в тылу противника. Каждый партизанский отряд получил свою задачу, что включало подрыв рельсов, эшелонов, дорожных сооружений и других объектов тыловой инфраструктуры.

К операции привлекли более 190 бригад и отрядов, около 120 тыс. человек.

В операции участвовали партизаны Ленинградской области, Смоленщины, Прибалтики, Белоруссии и Украины. Но главную роль играли бойцы партизанского края – Белой Руси (более 90 тыс. человек). Так, белорусским партизанам планировали перебросить 120 т взрывчатки и других грузов, калининским и ленинградским партизанам – по 20 т. Протяженность фронта составила около 900 км, глубина – 400 км.

Операция была тесно связана с предстоящим наступлением советских армий на смоленском и гомельском направлениях и битвой за Днепр.

Было налажено массовое обучение партизан подрывному делу, доставка военных грузов в расположение партизанских формирований.

Начало операции назначили на 19 сентября 1943 года.

Однако из-за неблагоприятных погодных условий к началу операции авиацией перебросили только половину военных грузов. Поэтому старт масштабных мероприятий перенесли на 25 сентября. Но часть партизанских подразделений, которые уже вышли на рубежи атаки, начали операцию по первоначальному плану – 19 сентября. Так, партизаны в Белоруссии в ночь на 19 сентября взорвали около 20 тыс. рельсов.


Немецкие солдаты у паровоза, поврежденного в результате подрыва железной дороги советскими партизанами на станции Знаменка Кировоградской области. Октябрь 1943 г.

Немецкие солдаты засыпают воронку, возникшую после подрыва железной дороги советскими партизанами, рядом с паровозом 52-й серии на станции Знаменка Кировоградской области (Украина)

«Концерт»

Атака белорусских партизан была такой масштабной, что уже в 6 часов утра 19 сентября 1943 года руководство немецких железных дорог в Минске с тревогой извещало:

25 сентября начали действовать основные силы партизан. Они атаковали охрану железных дорог, захватывали железнодорожные перегоны, разрушали и минировали рельсы. В Белоруссии в эту ночь было разрушено ещё свыше 15 тыс. рельсов. Немецкому командованию приходилось принимать чрезвычайные меры по усилению охраны дорог и их восстановлению. Из Германии перебрасывали железнодорожные батальоны и даже части с фронта. Сгоняли местное население для восстановительных работ.


Погрузка саней и снаряжения немецкой ягдкоманды на железнодорожные платформы на станции Дерюгино.
Ягдкоманда (Jagdkommando, Zerstörungskommando) – специальное подразделение вермахта численностью 50–80 человек, предназначавшееся для борьбы с партизанами. 1943 г.

Группа советских партизан-подрывников из 2-го Симферопольского партизанского отряда под командованием Х. К. Чусси закладывает взрывчатку на железнодорожном полотне. Март 1943 г.

Боевые действия продолжались и в октябре 1943 года.

Всего было уничтожено 148 тыс. рельсов. Операция была остановлена, когда закончились боеприпасы.

Задачи операции не были выполнены полностью, но в целом результат был большим. Коммуникации противника подверглись массированным ударам. Возникла нехватка рельсов. Немцам пришлось перешивать двухпутные участки пути в однопутные, что сокращало возможности железной дороги. Из-за нехватки рельсов сваривали поврежденные, везли из Польши, Чехии и Германии.

При этом отремонтированные участки подвергались новым атакам. В целом пропускная способность железных дорог в немецком тылу в сентябре-октябре сократилась на 35–40 %.

По оценкам военных исследователей, действия советских партизан в ходе двух операций были более чем в 11 раз эффективнее налётов люфтваффе, бомбивших советские тылы в этот же период.

Кроме того, партизанские отряды не только уничтожали железные пути, их действия включали в себя широкий комплекс диверсий в тылу врага. Партизаны атаковали вражеские гарнизоны, важные объекты, уничтожали небольшие подразделения противника, действовали на других коммуникациях, шоссе и т.д. Переброска германских войск на железных дорогах, эвакуация и снабжение были значительно затруднены.

Видя активность советских партизан, активизировалось сопротивление местных жителей оккупантам. Всё больше людей вступали в ряды подпольщиков и партизан, поддерживали их.

Германия проигрывала войну.


Советские партизаны готовят подрыв моста

Партизаны отряда имени Ворошилова готовят подрыв деревянного моста над рекой. 1943 г.

Советские партизаны готовят к подрыву участок железной дороги. У нижнего среза фотографии – убитый солдат немецкой армии

Партизанская операция «Рельсовая война»

Два года народы Советского Союза ведут Великую Отечественную войну против немецких захватчиков, вероломно вторгшихся на территорию нашей страны. В тылу немецко-фашистских полчищ, временно захвативших Белоруссию, с невиданным ожесточением и упорством разгорелась партизанская борьба белорусского народа по сокрушению гитлеровской военной машины, истреблению преступной армии интервентов всеми доступными народу способами. Особенно серьезные удары партизаны и партизанки наносят на коммуникациях немецкой армии, производят крушения военных эшелонов с войсками, техникой, боеприпасами, горючим и оружием, военным имуществом, подрывают железнодорожные мосты, взрывают или сжигают станционные сооружения, взрывают и сжигают, расстреливают паровозы, вагоны, цистерны на станциях и разъездах, разбирают рельсы на железных дорогах. Партизаны и партизанки своими боевыми действиями разрушают тыл противника, изматывают врага, наносят ему огромный урон в живой силе и технике. Многие сотни воинских эшелонов не доходят до фронта, летят под откос от рук партизан-мстителей.

Железные дороги, проходящие через Белоруссию, на всем их протяжении находятся под непрерывным воздействием партизанских отрядов и диверсионных групп,, что имеет громадное значение в срыве оперативных и стратегических замыслов противника. Вместе с этим ЦК КП(б) Белоруссии считает, что боевая работа белорусских партизан по разрушению путей подвоза противника может и должна быть усилена, к этому имеются все предпосылки и возможности. Важнейшими из этих условий являются: повсеместное быстрое развитие самого партизанского движения, принимающего характер всенародного движения против оккупантов, наличие широкой сети связи, аэродромов и посадочных площадок для самолетов, управляемость всеми партизанскими отрядами и бригадами в оккупированных областях и районах Белоруссии, наличие работающих на месте областных и районных подпольных комитетов КП(б) Белоруссии.

Читайте так же:
Отделка квартиры клинкерным кирпичом

Все эти благоприятные условия и громадная сила самого движения делают возможным в настоящий момент поставить перед партизанским движением в Белоруссии задачу нанесения массированных ударов по железнодорожным коммуникациям противника в целях коренной дезорганизации всей железнодорожной сети, проходящей по территории Белоруссии.

Эта задача может быть успешно решена белорусскими партизанами не только организацией крушения воинских поездов, взрывов мостов, железнодорожных станций, выводом из строя паровозов, вагонов, но и другими путями. Внесенные по этому вопросу в ЦК КП(б) Белоруссии предложения, основанные на изучении двухлетнего опыта партизанской войны в тылу противника, показывают, что коренная дезорганизация железнодорожных коммуникаций врага может быть достигнута массовыми разрушениями рельсов железнодорожных путей.

Методом «рельсовой войны» разрушения коммуникаций можно довести до степени катастрофической для немецко-фашистских войск. При массовом применении этого способа борьбы противник принужден будет проводить огромные работы трудоемкого характера по замене взорванных рельсов для восстановления путей. Потребуется доставлять колоссальное количество стали, проката, что для него будет почти неразрешимой задачей.

ЦК КП(б) Белоруссии

постановляет:

1. Одобрить представленный на рассмотрение ЦК разработанный по инициативе секретаря ЦК КП(б) Белоруссии т. Пономаренко план развертывания партизанской «рельсовой войны» в тылу немецких оккупантов как наиболее эффективный способ массового разрушения железнодорожных коммуникаций врага.

2. ЦК КП(б) Белоруссии призывает всех партизан и партизанок, командиров и комиссаров отрядов и бригад, руководителей диверсионных групп усилить непрерывные боевые действия по разрушению железнодорожных коммуникаций врага, использовать благоприятные возможности летнего периода для нанесения сильнейших массовых ударов по гитлеровской военной машине в наиболее уязвимых для нее местах. Коренная дезорганизация железнодорожных коммуникаций врага составит историческую заслугу белорусских партизан и партизанок в Великой Отечественной войне советского народа против немецко-фашистских захватчиков.

Секретарь ЦК КП(б) Белоруссии П. Пономаренко

Постановление бюро ЦК КП(б) Белоруссии «О разрушении железнодорожных коммуникаций противника методом «рельсовой войны» от 24 июня 1943 г. // Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Т. 4. Ч. 1. №1482

“РЕЛЬСОВАЯ ВОЙНА”: УСПЕХ СОВЕТСКОГО КОМАНДОВАНИЯ?

«РЕЛЬСОВАЯ ВОЙНА» В БЕЛОРУССИИ 1943 ГОД

Герой Советского Союза командир партизанского соединения полковник Роман Наумович Мачульский в воспоминаниях указывает, что «…Бригады «Штурмовая», «Народные мстители», «Железняк», отряды Бегомльско-Борисовской зоны и бригады им М. В. Фрунзе Вилейской области за период с 15 августа по 1 ноября 1943 г. перебили на участке Молодечно- Минск – свыше 2,5 тысяч рельсов. За это время бригады «Смерть фашизму», «Дяди Коли», «За Советскую Белоруссию», им. Н. А. Щорса, им. газеты «Правда», действовавшие на участке Минск-Борисов-Орша, перебили свыше 8 тысяч рельсов. Партизаны бригады им. В. П. Чкалова Барановичской области за 15 дней пустили под откос 21 вражеский эшелон, уничтожили более 1300 гитлеровцев, перебили 272 рельса, взорвали и сожгли 8 автомашин и 10 мостов.

10 – 30 ноября войска Белорусского фронта провели Гомельско-Речицкую операцию. В ходе этой операции партизаны парализовали движение на железных дорогах Минск – Гомель, Брест – Лунинец – Гомель, Орша – Жлобин и ударами на шоссейных дорогах в этих районах сорвали перегруппировку и боевое обеспечение войск противника, помешали переброске их к местам прорыва и тем самым содействовали успеху наступавших войск Красной Армии.

«РЕЛЬСОВАЯ ВОЙНА» В БЕЛОРУССИИ 1943 ГОД

Свидетельством эффективности ударов партизан является то, что когда противник предпринял попытку приостановить наступление Красной Армии на Могилевском направлении и 12 декабря 1943 года из района Быхова направил в район Паричей 292-ю пехотную дивизию, то она прибыла к месту назначения только 30 декабря в связи с чем, не смогла сыграть предназначавшейся ей роли в предпринятом контрударе.

Эффективность действий партизан в юго-восточных районах Белоруссии подтверждает также генерал Курт фон Типпельскирх, в то время командир 12-го армейского корпуса группы армий «Центр»: «2-я немецкая армия – писал он — начиная с 27 сентября, безуспешно пыталась подтянуть достаточное количество сил с целью ударом в южном направлении, восстановить связь с группой армий «Юг» между Припятью и Днепром. Не густая и поэтому до предела перегруженная железнодорожная сеть, пропускная способность которой, и без того незначительная в районе припятских болот, еще больше снижалась в результате ожесточенной деятельности партизан, вряд ли могла обеспечить подвоз всего необходимого для этой армии. Переброска выделенных сил осуществлялась черепашьими темпами, что все время напрягало нервы командования и вынуждало его все время переносить сроки намеченного наступления, хотя проведение последнего с каждым днем становилось все затруднительным».

Согласно данных немецкой дирекции путей сообщения «Минск» в результате действий партизан движение на железнодорожных путях в сентябре 1943 года прерывалось в более чем на 265 суток, а на двухпутных участках в течение 112 суток осуществлялось по одной колее.

В результате первых двух этапов «Рельсовой войны» оперативные перевозки противника в период напряженных боев на фронте через территорию Беларуси сократились на 40%, что содействовало успеху наступательных операций Красной Армии и помешали организации планомерного отхода немецких войск и вывозу награбленного в Германию.

Операции «Рельсовая война» и «Концерт отличались рядом характерных особенностей. Если до лета 1943 года, боевые действия партизан на железных дорогах сводились в основном к деятельности отдельных диверсионных групп, то теперь к их проведению привлекался почти весь личный состав отрядов и соединений и даже члены резервных групп.

Обе блестяще проведенные операции вошли в летопись Великой Отечественной войны как крупные, массированные удары партизан по железнодорожным коммуникациям осуществленные в сроки, согласованные со Ставкой Верховного Главнокомандования и имели важное оперативно-стратегическое значение. По своим масштабам и значению эти операции были новым явлением в истории войн и партизанского движения. Никогда и нигде еще не было такого тесного взаимодействия партизанского движения с армией. Никогда еще борьба народных мстителей в тылу врага не играла такой роли в достижении успехов на фронтах Великой Отечественной войны.

Читайте так же:
Отвод полосы земли под систему водоснабжения

А.С. Русак, А.В. Галинская, Н.Д. Шевченко. “Рельсовая война” в Белоруссии, 1943 год

“РЕЛЬСОВАЯ ВОЙНА”: ТАКТИЧЕСКИЙ ПРОСЧЕТ?

В приказе 0042 от 14 июля 1943 г. ЦШПД предписывал: «перебивание рельсов производить на основных магистралях, запасных, подъездных, вспомогательных, деповских путях, уничтожать запасные рельсы. »

ЦШПД полагал ошибочно, что противник испытывает недостаток рельсов. Подрыв рельсов поэтому казался весьма заманчивым, простым и доступным способом борьбы. Но у противника был излишек рельсов, немцы сваривали их по ночам и заменяли днем, а потом придумали 80-сантиметровый схемный мостик и стали по нему пропускать поезда: ведь при взрыве 200-граммовой шашки выбивалось всего 25-40 см рельса.

В 1943 г. прошли две операции «рельсовой войны». Первая началась в ночь на 22 июля брянскими партизанами, а всеобщая многодневная началась в ночь на 3 августа и продолжалась до 16 сентября. Вторая операция, названная «концертом», началась 16 сентября и продолжалась до 1 декабря. Планируемый «зимний концерт» не состоялся из-за недостатка у партизан взрывчатки.

Желаемых результатов все это не дало. Движение на железных дорогах было перекрыто полностью только в тылу группы армий «Центр», да и то всего на трое суток, с 3 по 6 августа. Более того — переключение основных усилий партизан на подрыв рельсов при недостатке взрывчатки привело к сокращению крушений поездов, и в конечном счете способствовало увеличению пропускной способности дорог, но в то же время затруднило восстановление железных дорог нашими военными железнодорожниками в ходе наступления.

Вот цифры. В первое операции участвовало около 100 тыс. партизан. Подорвано 214 705 рельсов, в том числе не менее 185 тыс. на дорогах Минской железнодорожной дирекции противника. Вторая операция: участвовало 120 тысяч, подорвано 146 149 рельсов, в том числе 89 тыс. в пределах Минской дирекции. Всего в Минской дирекции перебито 250 тыс. рельсов, или 60 процентов от всех подорванных в 1943 году рельсов.

Из этих 250 тысяч, 25 тысяч были подорваны на ненужных, не используемых участках. Это снизило темпы восстановления магистралей при наступлении Красной Армии.

Удельный вес сумм перерывов движения от подрыва рельсов на перегонах между промежуточными станциями достигал 24 процентов от суммы всех перерывов движения от всех действий партизан. Но на участках между узловыми станциями таких перерывов было только 10,1 процента, а на направлениях — менее 3 процентов, тогда как крушения дали около 60 процентов перерывов. На оккупированной территории на 1 января 1943 г. было 11 млн. рельсов, и подрывание 350 тыс. рельсов составляло всего 3 процента: вполне терпимо, тем более, что подрывы порой шли там, где сами оккупанты при отступлении подрывать рельсы не могли.

Количество доставленных составов вермахта не только не уменьшалось с увеличением числа подорванных рельсов, но наоборот, даже увеличивалось, так как чем больше рвали рельсов, тем меньше они производили крушений поездов. На подрыв рельсов в августе и первой половине сентября партизаны израсходовали около 50 тонн взрывчатых веществ. Этого было достаточно для того, чтобы пустить под откос по меньшей мере 1500 поездов. Это поняли самые умные из партизанских командиров, и с сентября они начали сокращать подрывы рельсов, одновременно увеличивая число крушений.

Что требовалось взамен?

Борьба с вражеской армией для партизан может вестись только организацией крушений, подрывом автомашин и бронетехники минами и, при благоприятных условиях, нападениями из засад. Бои партизан с частями вермахта в его тылу были сопряжены для партизан с большими потерями, чем на фронте. Два украинских и шесть ленинградских партизанских полков, вступив в прямое боевое соприкосновение с оккупантами, несмотря на героизм, были разгромлены.

Эксплуатируемая железнодорожная сеть противника на 1 января 1943 г. составляла 22 тыс. км. Партизаны почти без потерь совершали диверсии на участках, где на 100 км приходилось не менее двух тысяч вражеских солдат. Так охранялись только наиболее важные участки дорог. Если бы партизаны совершали диверсии на всем протяжении, и противник довел плотность охраны до полка на каждые 100 км, то общая численность охраны железных дорог на оккупированных территориях превысила бы 400 тыс. человек — но и она не спасала бы железную дорогу от партизан-диверсантов.

Как было известно из показаний немцев и из разведданных, наиболее критическое положение у противника было с паровозами. При отходе Красной Армии паровозы были эвакуированы или выведены из строя. Гитлеровское командование было вынуждено собирать локомотивы на дорогах всей Европы, не гнушаясь самыми отсталыми, и гнать их на Восток. Появился так называемый эрзац-паровоз М-50, который стали выпускать паровозостроительные заводы Германии для восточных железных дорог. Паровозный парк катастрофически уменьшался от ударов партизан, авиации, сил Сопротивления на Западе, а также от износа.

Наибольший перерыв в движении составов достигался не ошибочной «рельсовой войной», а разрушением мостов и крушениями составов. Так как мосты сильно охранялись, зимой можно было парализовать движение одновременным выводом из строя водоснабжения в какой-то зоне. Разрушение линии связи – такое эффектное – затрудняло работу транспорта, но не приостанавливало ее на долгий срок.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию